Keanu Reeves Russian Edition
кумир  
  «... К сплетням давно отношусь спокойно. Лет 10 назад в каждой газете писали, что я гомосексуалист и сплю со всеми режиссерами, чтобы получить роль. А в главные любовники мне приписывали Ривера Феникса, с которым я снимался в фильме "Мой личный штат Айдахо". ...»
кумир Убить Микки-Мауса
 
человек
человек
актёр
актёр
музыкант
музыкант
             
    Библиотека:

: Рецензии

: Интервью

: Заметки

: Статьи
рассказы журналистов о жизни и творчестве Киану Ривза



cортировать по
дате публикации
названию публикации
названию издания

: Переводы

: Все публикации

: Поиск



Прислала Jeni.

    Убить Микки-Мауса

Версия для печатиЭра DVD, март 2005

«Я - Микки Маус. Вы можете доказать обратное?»



Киану Ривз стоит особняком в глянцевой шеренге голливудских актеров. По всем формальным признакам (15 млн. долларов за роль, моментальная узнаваемость) он — звезда, причем звезда из первой десятки. При этом персонажем от попкультуры, как, скажем, Джулию Робертс или Брэда Питта, его назвать вроде бы сложно. Не идет ему приставка «поп». Он — как зеленый салат в меню «Макдональдса»: явление, в принципе чуждое нездоровому общепиту. И, тем не менее, салат в «Макдональдсе» продается и пользуется спросом.

В начале своей карьеры Киану Ривз рекламировал «Кока-колу», канал МTV и кукурузные хлопья Kellogs. И снимался в телесериалах (впрочем, и Леонардо Ди Каприо начинал в «Санта-Барбаре»). В каждой уважающей себя «мыльной опере» должен быть свой персонаж с ярко выраженной этнической окраской. Киану, на четверть гаваец, на четверть китаец, наполовину англичанин да к тому же живущий в Канаде), попадал под амплуа идеально. Его попытки стать серьезным актером неизменно проваливались: роль во «Взводе», первоначально писавшаяся «под Него», ушла к Чари Шину; в «Опасных связях» по роману Де Лакло его попросту никто не заметил. Киану вполне мог повторить судьбу кубинца Энди Гарсии, чья карьера в Голливуде закончилась, толком, по сути, и не начавшись. Так бы все и произошло, если бы не «Приключения Билла и Теда», поп-культурный феномен, побивший все рекорды одновременно по тупости и популярности.

«В кошмарных снах я вижу свою собственную могилу с эпитафией: «Он играл Теда Логана». «Билл и Тед» были «Бивисом и Баттхедом» конца восьмидесятых, вслед за первым фильмом вышло продолжение, а потом и телесериал. Именно тогда от Киану услышали реплики про Микки-Мауса и собственную могилу. Тень Теда возникала рядом с ним каждый раз, когда режиссер предлагал ему новую роль. Если бы в жилах Киану текла хоть капля американской крови, то он бы по этому поводу даже не рефлексовал, ведь комик — профессия в Голливуде более чем востребованная. Но в том-то и дело, что Киану Ривз никогда не был американским актером.

Европейский кинематограф направлен прежде всего на внутренний мир человека, а американский — на внешние его проявления. В этом смысле Киану, конечно же, европейский актер. В отличие от большинства своих коллег, он интроверт по натуре. Он словно бы всегда что-то недоговаривает, недоигрывает. О его способности уходить от прямых ответов во время интервью ходят легенды. «Прошу прощения за то, что моя жизнь — не такая благородная и возвышенная, как вам бы того хотелось» — вот все, что от него можно добиться.

Десять лет назад Киану сыграл на сцене провинциального канадского театра Гамлета — хотелось бы нам это увидеть! Недоговоренность, неоднозначность, постоянные сомнения в выборе жизненного пути и цели существования — все то, что отличает самого известного шекспировского персонажа, как нельзя лучше характеризует и Киану Чарльза Ривза.

Почти все его экранные персонажи — амбивалентны, их сложно идентифицировать в соответствии со знаком «плюс» или «минус». Им тесно в рамках условных обозначений — «герой» или «негодяй». Когда Киану смотрит в зеркало, он наверняка видит сразу два изображения.

Возможно, играть «не по правилам» его подтолкнула как раз роль в «Билле и Теде». Его первой ролью после этой картины была роль Джонни Юты из фильма «На гребне волны», агента ФБР, чье задание было — разоблачить банду серферов, грабителей банков. Где-то на второй трети фильма зритель совершенно забывал о том, что Джонни — полицейский. Да его герой и сам терял ориентиры, начиная метаться между преступной романтикой (которая, очевидно, была ему ближе) и гражданским долгом.

А потом был «Мой личный штат Айдахо», один из определяющих фильмов поколения 90-х. В нем Киану сыграл «мажора» Скотта Фавора, богатого и смазливого, соблазненного «плохишом»-наркоманом (Ривер Феникс). И его лакированный, прилизанный Скотт оказался ближе к грязным трущобам, чем к буржуазному кварталу Сохо.

То же относится и к самому Киану: он никогда не скрывал своего увлечения наркотиками («Это замечательный опыт. Наркотики помогают лучше понять себя. И жизнь. И отношение к другим людям»). И его жизнь — это жизнь маргинала: бесконечные переезды из одного гостиничного номера в другой (в Голливуде у Киану нет собственного дома). И его основное средство передвижения — антикварный, 1974 года выпуска, мотоцикл Norton Combat Commando. И его периодические — правда, в последнее время редко случающиеся — запои. И даже его личная жизнь, о которой ничего неизвестно наверняка. После «Айдахо», в котором была вполне откровенная гомоэротическая сцена Ривза с Фениксом, про него говорили всякое.

В начале девяностых Киану появился в клипе Полы Абдул «Rush Rush» в роли Джеймса Дина. «Живи быстро, умри молодым» был бы идеальным девизом для него самого.

Но он не умер молодым, как Дин или Феникс. Он дожил до сорока, и уже даже готовится купить себе «Феррари», символ одновременно и успеха, и кризиса среднего возраста. И он остался в Голливуде, хотя это был рискованный шаг: необходимо было уходить в арт-хаус, или присоединяться к «клубу двадцати миллионов». Ривзу удалось то, что не удалось, пожалуй никому: он стал миллионером, не став при этом конформистом. После абсолютного мейстрима вроде «Скорости» он снимается в маленькой, малобюджетной и очень симпатичной картине «Чувствуя Миннесоту». После сиропной мелодрамы «Сладкий ноябрь» берется за киберпанковую «Матрицу» (ей предшествовала разминка в «Джонни Мнемонике»).

Кстати, от главной роли в «Матрице» отказалось с полдюжины актеров, начиная с Тома Круза и заканчивая Томом Хэнксом. На фильм братьев Вачовски никто не делал ставку. Да и, скорее всего, если бы Нео сыграл Том Хэнкс, «Матрица» так бы и осталась проходным фантастическим боевичком. Но в исполнении Ривза, про которого ничего нельзя сказать определенно — то ли он зашуганный клерк, то ли Мессия, все получилось. «Матрица» стала революционным фильмом, конечно же, не случайно. В стране, где принято во всем расставлять четкие акценты (будь то искусство или политика), «человек, который сомневается» неизбежно становится духовным лидером — хотя бы потому, что находит в себе силы задавать вопросы. Роль абсолютного негодяя он сыграл лишь однажды — в фильме «Наблюдатель». Но зло в его исполнении гораздо харизматичнее добра — это пугает. Причем не только нас, но и голливудских продюсеров, которые уже давно не знают, какие проекты ему предлагать. Идеальной ролью для сегодняшнего Киану был бы Мефистофель — но эту роль ему вряд ли предложат, слишком невелик коммерческий потенциал.

Приходится довольствоваться облегченным вариантом, своего рода компромиссами, как зеленый салат в «Макдональдсе». Джон Константин, в экранизации «темного» готического комикса под тем же названием — полудьявол-получеловек, от которого глаз оторвать совершенно невозможно, и который мечется между темной и светлой половиной собственного «я».

Членство в «клубе Микки-Мауса» у Киану Ривза закончилось — и уже лет пятнадцать назад. А на его могиле лет через пятьдесят уместнее будет такая табличка : «он перехитрил Голливуд, сыграв когда-то Теда и прорекламировав канал MTV».

Ольга Маршева

 
             

о сайте | форум | почта